Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

Доброго дня, дорогие подписчики здорового блога. Сегодня я продолжу говорить о психологии успеха. А точнее, как достичь своего уровня счастья, быть свободным и независимым человеком, одним словом вести разумную счастливую жизнь. Одним из факторов, который влияет на это, является самоидентификация. Для чего нужна самоидентификация и что это такое разберём в этой статье.

Самоидентификация

Заранее хочу попросить своего читателя, чтобы эту статью он прочёл до конца. Да, она достаточно объёмная. Однако позволит осознать и определить своё место в жизни, чётко расставить приоритеты и выстроить логическую цепочку действий для достижения жизненных целей. И ещё, данная статья поможет вам справиться с кризисом аутентичности, быть самим собой. Ну что, поехали?

Сущность самоидентификации и идентичности

В теории существуют различные определения самоидентификации и идентичности. Больше всего мне нравится следующее определение. Самоидентификация – это уподобление (как правило, неосознанное) себя значимому другому (например, родителю) как образцу поведения на основании эмоциональной связи с ним, или отождествление себя с персонажем художественного произведения, благодаря которому происходит проникновение в смысловое содержание произведения, его эстетическое переживание.

Самоидентификация человека тесно связана с мироощущением своей личности, с поведением в социуме и, соответственно, с проблемами личностного развития и взаимоотношений. С другой стороны стоит отметить, что самоидентификация тесно связана с социальными стереотипами – это своего рода мост между личностной и социальной психологией, между индивидуальным и социальным.

В данной статье под понятием самоидентификации я буду подразумевать именно отождествление человека с определённой социальной группой, образом, архетипом и т.п. Например, я – инженер; я – отец; я – мужчина и так далее.

Важно отметить, что самоидентификация тесно связана с моралью. Одной из наиболее весомых мотиваций выполнения моральных норм или соблюдения взятых на себя обязательств является именно сохранение своего идентификационного статуса.

Например, слово офицера, слово мужчины, слово дворянина, честное купеческое. Существуют другие примеры в жизненных ситуациях: «так себя порядочные женщины не ведут», «ты мужчина или кто?». Если я не выполню этого, значит, я не настоящий офицер (мужчина, женщина, друг…); другие не будут относиться ко мне как к настоящему офицеру (купцу, женщине…); и сам я не буду чувствовать себя достаточно уверенно в этом качестве.

Баннер "Книги"

Идентичность – есть не что иное, как свойство психики человека выражать то, как он представляет себе свою принадлежность к различным социальным, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, расовым и другим группам или иным общностям, или отождествление себя с тем или иным человеком как воплощением присущих этим группам или общностям свойств. Понимание человеком себя «как такового», как личности предполагает установление им как своего отличия от других людей, так и своего сходства с ними в соответствии с признаками, характеризующими его идентичность, что, в свою очередь, является совершенно необходимым условием для того, чтобы он оставался «самим собой» в изменяющемся мире.

Стоит отметить, что идентичность является результатом понимания человеком себя «как такового», устанавливаемого через выделения им для себя «значимых других». Каждый человек формирует свою идентичность как самоидентичность (отсюда понятие «самоидентификация»).

Окружающий мир выступает перед каждым человеком в виде набора конфликтующих возможностей установления им своей идентичности, заставляющих его самоопределяться по отношению к ним, сознательно отказываясь от прочих. Имея это в виду, проблему идентичности можно понимать как решение каждым человеком проблемы выбора в процессе установления им своей принадлежности к той или иной группе, либо иной человеческой общности.

Базовым в формировании самоидентификации является определение человеком своего отношения к «чужим» и, соответственно, к «своим».

Среди параметров описания идентичности имеются индивидуальность, тождественность, единство, целостность, солидарность, отдельность, переживание, устойчивость, ценность и т.д. Самоидентификация – это феномен, лежащий в основаниях «выделывания», становления человека уже в процессе антропогенеза и становления самого общества. Смысл самоидентификации заключается в обнаружении себя в социальном мире во всей сложности его структурно-содержательной организации.

Включаясь в деятельность определённого коллектива, человек при всех его индивидуальных особенностях присваивает нормы соответствующего поведения, цели, ценности, принципы и формы отношений, свойственные определённой группе, коллективу, обществу, бессознательно или сознательно структурируя соответствующие формы своих отношений, как субъект социального действия.

Человек может отождествлять себя с определёнными другими (предками, родителями, реальными героями из жизни), принимая ценности другого и формируя себя соответствующим образом или создавая свой собственный образ, которому пытается следовать (быть нравственным, быть целеустремлённым, быть борцом за справедливость, стать героем).

Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

Идентифицируясь, человек приобретает соответствующие субъектные и личностные характеристики, соотносимые им с качествами других, контакты с которыми являются предпочтительными для него по разным причинам, по разным мотивам. Смысл идентификации – обнаружить себя в обществе в самом широком понимании, в разных его структурах, ввести себя в качестве субъективно-значимого в соответствующий коллектив, в рамках которого он и приобретает свою субъективность, выполняя целезадаваемую деятельность как индивид.

Стоит отметить, что способность человека к идентификации является довольно значимым фактором движения общества и развития самого человека. Дело в том, что развитие индивидов и постоянное движение в идентичности, и способность к идентификации в их постоянном взаимодействии обеспечивает развитие целого общества. Чуть ниже вы поймёте суть этого!

Кроме того, самоидентификация выражает собой некую потребность. Что за потребность? Чтобы разобраться в этом, сначала уточню, что самоидентификация даёт человеку. А даёт она многое: всё то, чем располагает та группа людей, с которой данный человек себя идентифицирует, единство с которой он переживает (народ, нация, социальная группа).

Идентичность позволяет индивиду присваивать себе часть тех достоинств и преимуществ, которыми располагает объект его идентификации: силу, богатство, деловые и политические возможности, народную мудрость, славу и т.п. Таким образом, самоидентификация становится результатом потребности в более эффективном осуществлении человеком своей жизнедеятельности. И он порою решает: к кому примкнуть? Так что в семантическое поле понятия «идентичность» входит и понятие выбора.

Конечно, иногда человек идентифицирует себя с некой группой и неосознанно, интуитивно, но всегда имея для этого основания, некую для себя пользу, выгоду, пусть даже только моральную. Именно так формируются различные течения: лидер с «идеей» и множество индивидов, которые идентифицируют себя как с ним персонально, так и с выдвигаемыми им предложениями и планами.

Самоидентификация выгодна индивиду, так как этим путём он получает возможность хотя бы мысленно присваивать себе часть достоинств и преимуществ, которыми располагает объект его идентификации.

Самоидентификация – это отношение, наполненное положительными эмоциями, в первую очередь радостью и уверенностью человека в своём положении, так как благодаря идентичности оно представляется более прочным и надёжным. Например, человек, считая себя русским и/или славянином, автоматически на моральном уровне присваивает себе заслуги русского народа на всём историческом протяжении. Он отождествляет себя с подвигами своих предков.

Поверьте, это действительно так, поскольку отношения – это связь, наполненная оценкой. В случае самоидентификации (определения своего места в жизни и своей принадлежности) связь эта становится достаточно прочной, а оценка – положительнее. Никто из нас никогда не станет себя идентифицировать с отрицательно оцениваемым человеком. Последнему сначала придётся сменить отрицательную оценку на положительную.

Человек, самоопределяясь как русский, автоматически присваивает себе не только подвиги своего народа как таковые, но и их славу, их положительные качества (мужество, мудрость, честь, справедливость, свободолюбие, ответственность). Он становится таким же мужественным, мудрым, честным, справедливым и т.д.

Самоидентификация способствует формированию сплочённых групп или сообществ индивидов, независимо от направленности их действий. При этом идентичность становится основанием для проявлений товарищества, сотрудничества, взаимопомощи. Таким образом, сама по себе идентичность является нравственным явлением.

Конечно, идентичность на положительном правовом основании представляется более прочной, но в жизни достаточно примеров и негативной по своим последованиям, и при этом достаточно эффективной идентичности. Характер воспитания, которое человек получает с детства, определяет особенности выбора им объектов идентификации.

Баннер "Бег"

Стоит заметить, что незрелой формой самоидентификации является самоидентификация участников подростковых компаний, которые формируются по разным причинам: сходству увлечений, сходству возрастных реакций, сходству в противопоставленности «взрослому миру» и тому подобное… Полная идентичность подростка с компанией заставляет его вести себя «как все»: подчиняясь требованиям, проводить время сходным образом, разряжать свою энергию делинквентными действиями. Поэтому самоидентификация может быть по своим последовательностям как благоприятной, так и неблагоприятной для индивида и для сообщества.

В чём заключается действенность самоидентификации в плане преодоления возможного негативного влияния различий? Здесь полезно сравнить её с жизнедеятельностью. Жизнедеятельность мы проявляем к тому, что нас так или иначе не устраивает, а то, что нас устраивает, мы принимаем (в плане душевного согласия). Следовательно, жизнедеятельность предполагает усилие над собой: с чем-то мы не согласны, но терпим, не проявляем негативизма. Проявляем мы жизнедеятельность всегда ради чего-либо другого, потому что самой по себе жизнедеятельности не бывает.

К примеру, подчинённый, держась за своё место, вынужден проявлять жизнедеятельность к выходкам своего начальника, которые, как всем понятно, приятными быть не могут. Если бы индивид не был заинтересован в сохранении своего рабочего места, он бы ушёл с этой работы. Но он проявляет терпение и сохраняет вежливость.

Самоидентификация – значительно более органичное основание для проявлений миролюбия и сотрудничества, чем жизнедеятельность. Самоидентификация является фактором отсутствия оснований для проявления недовольства или враждебности. В отличие от самоидентификации, жизнедеятельность связана с осознанным усилием человека преодолевать своё неприятие к кому-либо или чему-либо, вести себя вопреки своему истинному отношению к нему.

Самоидентификация же, как явление, гораздо сильнее жизнедеятельности, поскольку последней мы добиваемся, следим за её наличием или отсутствием, контролируем ход жизненного воспитания, тогда как самоидентификация возникает самостоятельно, путём психологической проекции индивидом себя на того или на то, что он воспринимает как фактор удовлетворения его потребностей.

Также, хочу отметить, что существует и такое понятие, как диффузия идентичности (или самоидентификации). Диффузия идентичности – это статус, при котором молодой человек или девушка могут переживать или не переживать кризис идентичности, связанный с выбором карьеры или идеологических убеждений, но, тем не менее, он или она не делает определённого выбора или ещё очень далеки от того, чтобы сделать карьеру.

Достижение же идентичности является статусом эго-идентичности, который характеризуется преодолением кризиса, связанного с выбором карьеры и идеологических убеждений, в результате чего человек делает твёрдый выбор того или другого.

Кроме того, самоидентификация – это защита от объекта, вызывающего страх. При расширительном толковании самоидентификация – это следование образцам и идеалам, позволяющее преодолеть собственную слабость и чувство неполноценности.

Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

В распоряжении ребёнка множество возможностей идентифицировать себя более или менее экспериментальным путём с реальными или воображаемыми людьми обоего пола, с различными привычками, свойствами, идеями, профессиями. Иногда кризисный момент заставляет его сделать решительный выбор. Именно жизненный кризис, когда человек находится, казалось бы, на самом дне, зачастую даёт возможность оттолкнуться и «подняться вверх», определить своё направление в жизни.

Важно отметить, что человек становится самодостаточным и воспитанным, когда осознает свою идентичность. Самоидентификация есть психологический компонент самосознания, формирующийся и существующий в человеческом мире. Мы знаем, кто мы, осознаём свою идентичность в мире людей, профессий, наций и прочее.

Уровни самоидентификации

Существует семь уровней самоидентификации. Все они непосредственно связаны со структурой сознания. Итак, ниже разберём с вами уровни самоидентификации и разберёмся с их характеристикой.

Социально-профессиональный уровень определяется утверждениями типа: «я – инженер»; «я – профессор»; «я – богатый»; «я – уважаемый гражданин» и т.д. При этом под такой идентификацией подразумевается всё то, что осознанно или неосознанно вкладывает человек в эту декларацию. Ещё раз обратим внимание на то, что часть утверждений, связанных с самоидентификацией, может лежать в неосознанной сфере.

Например, «я – профессор» (это утверждение явно подразумевает, что человек преподаёт, что человек главнее ассистента или простого преподавателя, что он имеет определённый статус в своей среде, и может рассчитывать на соответствующее отношение и привилегии. Это может неявно подразумевать, что человек рассчитывает на уважение со стороны соседей, родственников и семьи, что он рассчитывает на определённый уровень жизни, достойный профессора, что он рассчитывает на определённые социальные привилегии и т.п.).

Семейно-клановый уровень определяется утверждениями типа: «я – мать»; «я – дочь»; «я – дядя»; «я – отец»; «я – член семьи» (клана, племени и т.д.). Такая самоидентификация определяет своё положение в семье, а также права и свои обязанности, отношение со стороны других членов семьи.

Национально-территориальный уровень: «я славянин», «я – русский»; «я – москвич»; «я – молдаванин» и т.д. Отметим, что в этом уровне самоидентификации обязательно содержится несколько утверждений, вложенных одно в другое, словно матрёшка. Я живу в деревне Большие Ложки, следовательно «я – рязанский»; «я – русский»; «я – европеец».

Для жителя соседней деревни важным будет уже первое утверждение (возможно с уточнением – Нижние Ложки или Верхние Ложки), для американца – это в любом случае русский (также как и молдаванин, белорус или чукча), для латиноамериканского индейца или африканца – европеец, славянин.

Религиозно-идеологический: «я – православный»; «я — христианин»; «я – коммунист»; «я – атеист»; «я – фундаменталист»; «я – демократ»; «я – монархист» и т.д.

Этот уровень идентификации определяет отношение к какой-либо религиозной или идеологической группе (например, церкви или политической партии) и связанной с ней системой ценностей. Идентификация «я – православный» совсем не обязательно подразумевает исполнение десяти заповедей, возможно, это утверждение делает профессиональный рэкетир. Для части людей это будет означать – я иногда посещаю церковь, я крещусь определённым образом, я ношу определённого вида крестик, в моей машине укреплена иконка и т.д. На этом уровне мы очень часто встречаем инверсную идентификацию. «Я – православный» – я не очень хорошо представляю, что это такое, но я точно не католик, не мусульманин и не сектант, и хотя я так же плохо представляю, кто они такие, я не исповедую их веру, она мне чужда.

Эволюционно-видовой. «Я – человек». Эта самоидентификация кажется довольно банальной, однако заглянув немного глубже, мы найдём очень интересные оттенки. Эволюционно-видовая самоидентификация тесно связана с архетипами и «эволюционной памятью». В древних культурах это создаёт прямые утверждения самоидентификации, связанные с религиозным и семейно-клановыми уровнями: «я – орёл»; «я – медведь»; «я – волк» и т.д. В древности почитали животных. Человеческую силу сравнивали с силой того или иного животного.

Сегодня также можно нередко встретить выражения: «Быстрый как белка», «Сильный как медведь», «Злой как волк», «Хитрый как лис» и т.п. Многие люди ассоциируют себя с тем или иным животным.

Отмечу, что и сама декларация «я – человек», несёт гораздо большую смысловую нагрузку, чем просто принадлежность к биологическому виду. Для разных людей быть Человеком означает не совсем одно и то же. Вспомните: «Баранкин, будь человеком!» А что здесь действительно имеется в виду? Будь… кем именно? И кем сейчас является Баранкин для говорящего? Что означает для вас прилагательное «человечный»? Обзывая человека животным, говорящий как бы подсознательно подвергает сомнению его эволюционно-видовую идентификацию, и хотя, казалось бы, для сомнений нет никаких оснований, обзываемый испытывает обиду и беспокойство.

Обычно при обзывании упоминаются имена разных «нечистых» животных – свинья, шакал паршивый и т.д.

Возможно, распространённые в определённых кругах наименования («козёл», «петух») являются именно попыткой нарушить эволюционно-видовой идентификационный слой или декларировать, что такое нарушение уже случилось и носитель клички уже «не совсем человек».

Половой уровень идентификации: «я – мужчина»; «я – женщина».

В этих утверждениях содержится очень много оттенков, от чисто бытовых: «Я – женщина, поэтому я готовлю обед, стираю и штопаю», до очень глубоких архетипических уровней Анимы и Анимуса. Попробуйте произнести вслух: «я – мужчина» или «я – женщина» и почувствовать, что при этом отзывается внутри.

Половая самоидентификация – один из самых глубоких уровней, и его исследование может дать исключительно ценную информацию о бессознательной составляющей личности. Исследованию половой идентификации во многом посвящён психоанализ (особенно работы Фрейда).

Но если Фрейд на этом уровне самоидентификации и останавливается, то мы пойдем ещё глубже – к следующему уровню.

Духовный уровень: я – … Этот уровень едва ли можно определить прямым вербальным утверждением. Самое близкое (хотя и достаточно неуклюжее) высказывание: «я чувствую Бога» или «я нахожусь в определённой связи с Богом», «я наполняюсь космической энергией, энергией природы».

Этот уровень не может быть определён вербально – это тот комплекс ощущений, мировосприятия и связанной непосредственно с ними системы ценностей, который определяет наши отношения с Богом (вселенским разумом, светом, идеей духовности – вербальные определения не важны). Отметим, что речь идёт о системе ценностей, связанной с личным духовным опытом, а не с системой ценностей, предлагаемой церковью, общиной или социальной группой. В ряде случаев обе эти системы ценностей тесно переплетаются, то есть именно данная религиозная или иная практика позволяет получить личный духовный опыт. В таких случаях существует своего рода резонанс между частью религиозно-идеологического уровня и духовным уровнем.

Степень осознанности самоидентификации может быть различной. Например, один её уровень лучше осознаётся на рациональном уровне, другой – на эмоциональном. Чем глубже уровень, тем «менее вербальными» становятся его составляющие.

Чем выше уровень, тем сильнее он подвергается воздействию окружающих условий и тем быстрее реагирует на их изменение. Чем выше уровень, тем сильнее и непосредственнее его воздействие на поведение человека и его взаимоотношения с окружающими.

Верхние уровни в большей степени описывают самоидентификацию личности в контексте социальных взаимодействий. Глубинные уровни в большей степени имеют отношение к внутренним взаимодействиям и взаимоотношениям с окружающей энергией (не социальной).

Традиционно стабильность и универсальность самоидентификации в обществе обеспечивалась семейными и народными традициями. При достаточно резком отказе от традиций или их формализации (как это произошло в современном обществе) образуется своего рода «вакуум» самоидентификации.

Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

Резкие социальные изменения в обществе приводят к массовому кризису социально-профессионального уровня идентификации и «вакууму самоидентификации». Кризис самоидентификации приводит к кризису морали и нравственных ценностей, с ним связанных. Кризис самоидентификации приводит к резкому расслоению в обществе. Одним из способов разрешения данного кризиса является направление энергии на другой уровень самоидентификации.

В течение жизни человек переживает несколько (обычно достаточно много) кризисов самоидентификации (определения своего «Я» по указанным выше уровням), причём эти кризисы могут затрагивать один или несколько уровней самоидентификации.

Ниже расскажу, что происходит, если структура самоидентификации на одном из уровней претерпела те или иные нарушения.

Для начала поговорим об аутентичности (подлинности своего «Я»)

Начну с рассмотрения понятия аутентичности. Далее вы поймёте для чего это нужно. Итак, аутентичность (подлинность самого себя) – это осознание человеком своих переживаний и чувств, доступность их для него самого и способность проживать, испытывать и выражать их вовне, в общении с другими людьми, если эти переживания и чувства оказываются устойчивыми. Аутентичный человек является самим собой, не отказывается от себя.

Аутентичное обычно определяется как осознаваемое человеком, как относящееся к его самости. Это своеобразное искреннее согласие человека с тем, что такого рода особенности присутствуют в структуре его Я-концепции. Причём, аутентичное далеко не всегда ассоциируется с положительными характеристиками. Человек может осознавать свою неискренность, необязательность, несдержанность, непунктуальность и т.п.

Точно так же обстоит дело и с неаутентичным – осознаваемым человеком как не характерное для себя, но предъявляемым в соответствии с ситуативно-решаемыми задачами. Примером чего является повышенная интеллигентность в присутствии особо значимого лица. Предъявляя это идеальное «Я» человек может осознавать, что в реальной жизни и при других обстоятельствах он далеко не всегда соответствует данному идеалу, и это-то осознание собственной неаутентичности может вносить в сознание элементы эмоционального напряжения. Хотя и в данном случае процесс осознания собственной неаутентичности далеко не столь одномерен.

Человек может идентифицироваться с неаутентичным и искренне «верить», что как раз оно и является аутентичным. Хорошей иллюстрацией сказанному являются романтические взаимоотношения, в которых партнёры, особенно на первых порах, стремятся создать образ «идеальных рыцаря и принцессы», демонстрируя набор качеств, которые далеко не всегда предполагается воспроизводить в будущем.

Общей особенностью такого рода идеализированных самопрезентаций является осознание партнёром элементов собственной неаутентичности при наивной уверенности, что партнёр как раз аутентичен и таким будет всегда. В частности, именно на этом обстоятельстве основаны многочисленные прозрения, сопровождаемые предъявлением искренних претензий и обвинений в адрес друг друга.

Аутентичность – способность к осуществлению человеком себя. Но человек не может стать аутентичным раз и навсегда, в смысле обретения некоторого свойства. Аутентичность – это качество бытия, свойство процесса, которое в каждом действии человека то проявляется, то вновь становится сокрытым. Раскрыть собственную аутентичность означает полностью родиться. Это ещё не значит стать вполне человеком, но уже – обрести такую возможность.

Кризис аутентичности и его разрешение

Проблема кризиса аутентичности становится всё более актуальной в связи с увеличением трудностей индивидуального восприятия, категоризации себя и других, возникших с появлением новых критериев дифференциации (разделения, расслоения) современного общества. Всё чаще встречаются экзистенциальные кризисные ситуации.

Экзистенциальные кризисные ситуации – это ситуации, затрагивающие самые основы существования человека и обращающие его к проблемам жизни и смерти, свободы и ответственности, одиночества и отношений с этим миром, поиска и обретения смысла своего существования. Они могут возникать как развитие психологического конфликта или кризиса человека, когда переживаемые им конфликтные проблемы его жизнедеятельности начинают затрагивать сами основы его существования, переходят, так сказать, в «экзистенциальное измерение». Например, неудовлетворённость работой обращает человека к проблеме смысла его жизни.

Аутентичность – понятие экзистенциалистской философии (философии существования), связанное с проблемами самоопределения человека, характера обусловленности совершаемых им выборов и возможности быть автором собственной жизни, обладать собственным бытием.

Большинство людей значительную часть времени проводит в мире работы и социума, не осознавая в повседневном поведении уникальных возможностей своего индивидуального бытия. В повседневном поведении царят конформность и сориентированность на других. Озабоченность человека своим местом в социальной иерархии и интерес к своему социальному статусу обусловливают его подчинение другим. Ибо с целью утвердиться в обществе в качестве обладателя определённого статуса, человек должен делать то, что одобряют и требуют они.

Самоидентификация – простой вопрос: «кто я такой?»

В ходе этого человек подвергается тонкому и часто незаметному воздействию социальных норм и конвенций и пренебрегает своей способностью к независимой деятельности и мышлению. Эти подчинение и зависимость от социальных норм проявляются в повседневной жизни, прежде всего, в усреднении социального поведения до уровня гомогенности и тождественности.

Человек тем самым освобождается от необходимости индивидуального бытия и ответственности за своё индивидуальное существование и приспосабливается к обществу, вознаграждаемый за конформность. Между тем, «существуя в названных модусах, самость своего присутствия и самость присутствия других себя ещё не нашла, соответственно потеряла. Люди существуют способом несамостояния и несобственности».

Для того чтобы быть аутентичным (самим собой), человек должен изменить свою жизнь. В этом поможет самоидентификация (определение своего места, своего положения, своего «я»). Иными словами, определение своей принадлежности, своей независимости, своего жизненного пути на основе устоявшихся (возможно, забытых) традициях и обычаях предков (семейных традициях), размываемых в современном обществе.

Прорыв к аутентичному существованию (самости) возможен на основе процесса высвобождения и индивидуации, в ходе которого человек переживает тревогу, проистекающую от неспособности реализовать собственные аутентичные возможности, от ведения бессмысленного существования, он переживает неминуемость собственной смерти, что побуждает его осознать собственную уникальность и тот факт, что в его распоряжении есть лишь очень ограниченное время, и ощущает голос совести, говорящий ему о его виновности в неаутентичной жизни, в бегстве от себя, что побуждает человека стать аутентичным, взять на себя с решимостью ответственность за совершаемые выборы.

Чтобы быть аутентичным, человек должен предпочесть приверженность аутентичным возможностям, должен принять свои свободу, уникальность, конечность, неудачи и с решимостью включиться в аутентичный проект, посредством которого у него есть возможность создать своё аутентичное «я». Ключевой для этого проекта является решимость. Чтобы быть аутентичным, чтобы существовать подлинно, человек должен с решимостью выбрать в пользу собственного освобождения от социальных конвенций и неаутентичных способов бытия, освободить себя для своих собственных процессов, своего развития и мотивации.

Неаутентичная личность не определяет себя, так как она либо слепо следует социальным конвенциям, избегает сознательных решений, живя рассеянно и «конформистски», либо лишь суетится без пользы. Это уклонение от самоопределения называется нерешимостью. Не способный к решимости человек как бы осаждён общепринятыми способами интерпретации мира, и ведёт такую жизнь, которая социумом предписывается и одобряется.

В то же время аутентичная личность с решимостью отвергает авторитет и доминирование общества и других людей и предпочитает свободу и ответственность за конституирование собственной ситуации. «Ситуация» означает решительный индивидуальный выбор человеком собственных возможностей, привязанностей, жизненного стиля, то есть специфического, свойственного только данному человеку способа бытия в мире.

Аутентичное «я» создаёт на основе проектов (собственных целей) и решений свою собственную ситуацию. Аутентичное «я» есть проект, осуществлённый самим человеком. Создание человеком собственного аутентичного «я» — есть процесс и результат, возможные только на основе проекта быть собой, в то время как большинство людей не делают себя, потому что они «сделаны» своим социальным окружением.

Однако каждый индивид, стремящийся к аутентичности, сталкивается с экзистенциальным кризисом. Экзистенциальный кризис – это состояние тревоги и стресса, чувство глубокого психологического дискомфорта человека при вопросе самому себе о смысле своего существования. Данный кризис наиболее распространён в культурах, где основные нужды и потребности для выживания уже удовлетворены. Как правило, такое явление присуще социально благополучным и развитым сообществам и странам, основным смыслом жизни членов которого является постоянное потребление.

Среди причин такого кризиса в качестве основных учёные обычно рассматривают:

  1. чувство изолированности и одиночества;
  2. осознание собственной смертности;
  3. осознание отсутствия загробной жизни;
  4. осознание, что собственная жизнь не имеет цели или смысла, ни сверхъестественного, ни просто кроме как жизнь ради жизни.

А вот пример создания нового смысла для этих причин:

  1. чувство изолированности и одиночества: эти чувства доставляют мне наслаждение;
  2. осознание собственной смертности: осознание своего рождения должно радовать, это же такая удача; мы живём ради того, чтобы чувствовать, наслаждаться, переживать, слушать, учиться, радоваться и т.п.; жизнь ради рождения детей; жизнь ради следующей жизни, более счастливой; я – есть мой ребёнок, мой ребёнок – есть я;
  3. осознание отсутствия загробной жизни: согласно верованиям наших предков – славян, человек рождается вновь, но в том случае, если живёт по правде и продолжает свой Род, воспроизводит своё потомство; именно поэтому испокон веков на Руси ценятся качества справедливости и чести;
  4. осознание, что собственная жизнь не имеет цели или смысла, ни сверхъестественного, ни просто кроме как жизнь ради жизни: жизнь ради новой жизни самое прекрасное, что есть; да здравствует жизнь!

Необходимо воспитывать в себе желание следовать формуле К.С. Станиславского: «умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве», с той только поправкой, что в этом случае речь идёт, разумеется, не о театре, а о любом деле, которым человек занят. Систематическое смещение всеобщего интереса с личности человека на существо дела, которым он занят, уменьшает тенденции к демонстративному поведению, развитию кризисных ситуаций. Работайте не ради процесса, а ради результата!

Что хотел сказать К.С. Станиславский, произнося фразу «умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве»? Если искусство призвано воплощать сущность явлений, то актёр должен уметь находить эту сущность. А как он найдет её, если он не владеет передовым для каждой эпохи методом познания, если он не обладает передовой культурой своего времени и широким кругозором?

Если искусство призвано служить народу, то актёр должен знать нужды и интересы своего народа. А как может он знать их, если сам он не живёт жизнью своего народа, не разделяет его забот и устремлений?

Если актёр действительно хочет выполнить свой общественный долг, то как может он не дорожить техникой своего искусства – своими профессиональными средствами выполнения этого долга? Как может он мириться с недостатками своего мастерства? Как может он пренебрегать любым поводом для усовершенствования своей внутренней и внешней техники?

Следовательно, «любить искусство в себе» – это значит подлинно, по-настоящему стремиться к наилучшему выполнению своих обязанностей актёра-художника, актёра-гражданина, не акцентируясь всецело на заботах о своих узкоэгоистических интересах, о своей карьере и т.п.

Аутентичность человека не должна вступать в конфликт с множеством его идентичностей, или ролей. И в этом помогает система К.С. Станиславского.

Личность можно рассматривать как совокупность её социальных ролей. Согласно такому взгляду, человек в своей жизни, в общении с другими людьми, деятельности никогда не остаётся «просто человеком», а всегда выступает в той или иной роли, является носителем определённых социальных функций и общественных нормативов. С точки зрения теории ролей исполнение роли имеет большое значение в развитии личности человека. Развитие психики, психической деятельности, социальных потребностей происходит не иначе, как в выполнении определённых общественных, ролевых функций, а социализация человека представляет собой формирование её социальных ролей.

Да, вы можете справедливо заметить, что зачастую социальные роли – взаимоотношения с другими людьми может доставить массу неприятностей. Но если относиться к социальным играм так же как к смене времён года, погодным катаклизмам, флуктуациям солнечной активности, то есть как естественным явлениям, то они перестают быть постоянным источником раздражения и причиной нервного расстройства.

Человек, постоянно ориентируясь в социуме, каждый раз занимает в заданных обстоятельствах наиболее комфортную (т.е. без локуса ролевого конфликта) для себя позицию. Но чтобы такое отношение выработалось, необходимы разносторонние знания социальной организации. Без таких знаний невозможна ни адекватная ориентация, ни выбор и удержание позиции. Также требуется умение правдоподобно играть выбранную для себя или назначенную социумом роль. И тут на помощь приходит система К.С. Станиславского.

Баннер "Я не болею"

При ярком солнечном свете мы надеваем солнцезащитные очки, в сильный дождь мы набрасываем плащ и открываем зонтик, зимой мы топим печки и не ходим по улице раздетыми, то есть мы приспосабливаемся к независящим от нас обстоятельствам. Так же следует относиться и к технике перевоплощения Станиславского. Если нам приходится играть какую-то роль, то её надо играть адекватно, мастерски, в соответствии с требованиями жанра. Иначе социум начнёт отвергать нас, что неминуемо приведёт к отсутствию конструктивного диалога и многочисленным проблемам.

Заключение

Самоидентификация (определение своего «Я») и аутентичность (настоящий «Я») – есть путь к свободе, самореализации и настоящему успеху. В жизни мы сталкиваемся со многими проблемами, но именно самоидентификация поможет каждому из нас оценить свои возможности, расставить приоритеты в жизни, определить своё место в ней и следовать своим целям.

Если вы столкнулись с какой-либо бедой или сложной жизненной ситуацией вспомните про эту статью, и прочтите её ещё раз. Она поможет вам самоидентифицироваться – собраться и найти мотивацию для дальнейших действий.

На этом всё, дорогие читатели. Если вам понравилась эта статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях. И не забывайте ознакомиться со списком моих книг. В них значительное количество полезной информации. Возможно, какая-то из книг поможет вам или вашим близким в реализации целей.

ПОДПИШИСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ БЛОГА

ПРИМИ УЧАСТИЕ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если Вы хотите, что бы отображалось ваше фото в комментариях. Зарегистрируйтесь на сайте https://ru.gravatar.com/ и тогда фото автоматически покажеться на сайте при вводе email, который зараегестирован на gravatar.com